2.6 C
Москва
Воскресенье, 24 октября, 2021

«Куплю, ***, ствол и вам всем тут *** [конец]. Только всем было *** [все равно]»

Интересное

20 сентября студент первого курса юрфака Пермского госуниверситета Тимур Бекмансуров пришел с ружьем Huglu в кампус своего вуза и устроил бойню. Погибли восемь человек, 28 получили огнестрельные ранения и различные травмы. Спустя считанные минуты выяснилось, что стрелок написал письмо — манифест, в котором назвал окружающих его людей «биомусором» и подробно описал как на протяжении нескольких лет готовился убивать. Президент Владимир Путин назвал произошедшее огромной трагедией, в Пермь с проверками вылетели генералы и федеральные министры. За кадром, однако, осталась семья колумбайнера. Как удалось выяснить Znak.com, трагедии могло и вовсе не случиться, обрати кто-нибудь внимание на неадекватного ребенка и его странных родителей.

«Мы выходили из лифта, когда он начал стрелять»

К кампусу Пермского госуниверситета 18-летний Бекмансуров приехал на такси около 11:20. Стрелять он начал еще на улице, на подходе к корпусу № 8, где располагаются геологический и географический факультеты вуза. Одним из первых погиб охранник, пытавшийся остановить стрелка на входе. Потом Бекмансуров стрелял еще и еще — пока не подстрелили его самого и не увезли откачивать в реанимацию, где он сейчас, по информации Znak.com, находится в бессознательном состоянии. Адрес больницы никто из силовиков и медиков не говорит — боятся, что возмущенные пермяки линчуют убийцу без суда и следствия.

В корпусе № 8 до сих пор работают сотрудники СКР и оперативники, привлеченные к расследованию уголовного дела. Оно возбуждено по части 2 статьи 105 УК РФ («Убийство двух и более лиц, совершенное общеопасным способом»). Весь периметр студенческого городка взят под усиленную охрану — сотрудники полиции и Росгвардии стоят в оцеплении через каждые 25 метров.  

Единственное место, где к забору можно подойти, — восточные ворота. К вечеру 20 сентября там начал образовываться стихийный мемориал, куда пермяки начали нести цветы и детские игрушки в память о погибших. Тем же вечером через эти ворота начали запускать студентов, проживающих в общежитиях на территории кампуса.

Одними из первых внутрь попали студенты геологического факультета, на глазах которых произошел колумбайн.  

«Пары как раз закончились. Кто-то курить вниз пошел. Мы в столовую поехали на первый этаж. И хорошо, что не дошли. А парня нашего он подстрелил, когда тот в библиотеку шел», — рассказывает студент Семен Карякин.

Речь идет об Артеме Азанове. «Стопа повреждена и три кости раздробило. Операцию сделали уже», — говорит Карякин. Он детально описывает, что сам видел во время нападения: «Мы еще на втором этаже, пока ехали в лифте, услышали хлопок, а потом еще два. Но не поняли сначала ничего. Когда начали выходить из лифта, он уже стрелял в нашем корпусе. К нам в лифт забегают две девчонки и говорят: «Давайте быстрее отсюда!» А он стреляет по ним — два выстрела. Слава богу, не попал».  

Карякин с сокурсницами успели нажать кнопку лифта и уехать на пятый этаж. Там они забаррикадировались в одной из аудиторий, заложив дверь партами и стульями. «Было тихо, только выстрелы внизу», — вспоминает студентка второго курса геологического факультета Юлия Якимова. Все, по ее словам, началось около 11:30, а закончилось примерно через 50 минут, когда к ребятам постучались в дверь бойцы спецназа. «Сказали, что все хорошо и можно уходить. Тогда уже в сетях была информация, что его задержали», — уточнил Карякин.

По рассказам ребят, Бекмансуров, стреляя во все живое на своем пути, поднялся на второй этаж корпуса № 8. Оттуда по переходу отправился в корпус № 6, где располагается химический факультет. Там его подстрелил сотрудник ГИБДД, младший лейтенант Константин Калинин. Он и его напарник были первыми силовиками, успевшими прибыть к месту происшествия.

Студентов-геологов сразу эвакуировали за пределы кампуса. Только в 18:00 им пришли сообщения, что проживающих в общежитиях начинают запускать внутрь.

Пермский стрелок перед нападением на вуз оставил манифест и описал свою подготовку

Эвакуация других корпусов проводилась чуть позже. К примеру, студентов колледжа при университете выводили с территории около 13:30. Их учебный корпус находится в пяти минутах ходьбы от места, где происходила стрельба. «Девочке одной нашей позвонили, сказали, что стреляют. Потом пошли сообщения в «ВКонтакте». Так мы и узнали обо всем. Это был шок, конечно. Очень испугались», — рассказывает студентка колледжа, представившаяся Ириной. Самих выстрелов она не слышала. Только вой сирен. «Ужасный человек, я не понимаю вообще, как такое возможно», — говорит она о Бекмансурове.

«В него надо было сразу стрелять на поражение!»

«Очень тяжело. Был шок, просто трагедия для всех. Поверить в то, что произошло — невозможно», — говорит замначальника управления международных связей ПГНИУ Вячеслав Терешенко.  

К кампусу он приехал с товарищем около 19:00. Весь день мужчины занимались оказанием помощи нескольким иностранным студентам, также оказавшимся в числе пострадавших. Насмотревшийся за день на раненых и человеческие страдания, Терешенко сначала уверенно заявляет, что «надо принимать какие-то меры» по ужесточению контроля за оборотом оружия. Потом, задумавшись, добавил: «Только проблема в том, что тот, кто что-то задумал, все равно это осуществит».

Жертв могло быть меньше, если бы охрана располагалась не на входе в корпус, а на воротах кампуса, считает методист университета Ольга Каратаева. Вечером 20 сентября она с подругой пришла вечером к стихийному мемориалу. Обе стояли чуть поодаль, украдкой смахивали слезы и тихонько перешептывались.

«У меня в голове не укладывается. Не могу представить, что чувствуют родители погибших и пострадавших. Наши преподаватели, кто остался со студентами и пытались забаррикадироваться, говорили потом, что было очень страшно. Нервы были у всех на пределе», — говорит Каратаева.  

«Я считаю, надо было сразу на поражение стрелять», — добавила она. И тут же засомневалась: «Хотя, с другой стороны, надо было, конечно, выяснить, не было ли у него сообщников…»

«Он всю дорогу был такой… Додик, ***!»

Последние два года 18-летний Тимур Бекмансуров жил со своей матерью Натальей в квартире на 12-м этаже добротного кирпичного ЖК на улице Новосибирской, 13. По одну сторону от этого дома располагается психиатрическая больница, по другую — школа № 60, где учился будущий стрелок. «Пермь — это 300 лет гордости и славы!» — гласит девиз на плакате, который висит прямо над входом в образовательное учреждение.

Бывшие ученики этой школы, с которыми удалось разговориться на лестничной клетке в подъезде Бекмансурова, говорят, что сюда он переехал «пару лет назад из Татарстана» и сразу же стал удивлять всех странным поведением.  

«Я с ним вместе учился. Он пришел в 9а и закончил в этом году в 11а. И он всю дорогу был такой. Когда ему ставили тройки, он учителям каждый раз говорил, что убьет их. Но на это никто внимания не обращал», — рассказывает молодой человек по имени Никита.

«Химичка ему как-то двойку поставила, так он ей прямо заявил: «Куплю, ***, ствол и вам всем тут *** [конец]. Только всем было *** [все равно], никто его всерьез не воспринимал. Додик, ***», — подтвердил бывший одноклассник и сосед Бекмансурова по дому Артем Белов.

Одноклассник Никита описал другую похожую ситуацию: «Из параллели как-то кто-то написал, что в 9а лохи, и его фамилию. Он нашел, кто написал, начал с ними драться, но они его побили. Тогда он тоже заявил, что застрелит их».

Оба собеседника говорят, что Тимур Бекмансуров постоянно общался только с одним человеком — «своим одноклассником Вовой». Таким же «патлатым парнем в очках», с бородкой и отрешенным взглядом.  

Во время этого разговора с другом Тимура Бекмансурова в квартире работали следователи. «Никто его на районе даже не видел. Он только в школе появлялся, а потом уходил домой сразу и за компьютером сидел, геймил. Но все знали, что он хотел давно уже получить лицензию на оружие и летом получил», — продолжил Артем Белов.

«Отец его войной на жизнь зарабатывает»

Соседи Бекмансуровых в большинстве своем говорят, что те жили тихо и почти незаметно. С ними мало кто общался и еще меньше тех, кто хоть что-то знал о них. Лишь один сосед, попросив предварительно не раскрывать его имени, сообщил ряд довольно примечательных подробностей об этой семье.

«Отец Тимура не живет с ними. Вроде бы где-то в Удмуртии. Знаю, что на жизнь зарабатывает войной. Еще с чеченской наемником работал и потом почти по всем горячим точкам воевал, включая Донбасс», — говорит мужчина. По его словам, Тимур с детства видел оружие: «несколько отцовских стволов в этой квартире до сих пор хранятся, Тимур на них и учился стрелять». 38 тыс. рублей на ружье, с которым Бекмансуров пришел сегодня в университет, продолжил собеседник, дали ему летом «собственные родители». «Они с одноклассником Володей ездили летом все вместе на полигон пристреливать его», — добавил собеседник.

О том, что Бекмансуров готовит колумбайн, многие, с его слов, начали подозревать еще в мае этого года. «Он начал рассказывать, что может зайти запросто в свою школу и всех там положить», — говорит сосед стрелка. Эти разговоры начались вскоре после расстрела, который устроил 11 мая в казанской гимназии № 175 19-летний Ильназ Галявиев, и Бекмансуров «о Галявиеве упоминал».

Мужчина считает, что мать Бекмансурова «наверняка знала» о планах сына, но предпочла не заострять на этом внимание. То ли не хотела педалировать тему и раздражать лишними нотациями сына, то ли женщине просто было некогда этим заниматься. «Она какой-то крупный руководящий работник», — утверждает сосед Бекмансуровых.

Другой сосед Бексмансуровых рассказал, что видел Тимура утром в день шутинга. Одетый во все черное, с балаклавой на голове и с сумкой в руках, где лежало оружие, парень садился в «синюю Mazda-6» — такси, на котором он добрался к университету. «Я с ним прямо внизу нос к носу столкнулся. Спросонья внимания только не обратил, а потом уже по телевизору, когда начали про стрельбу показывать, сразу понял, что это он», — рассказал мужчина.

Следственные действия, проходившие в квартире Бекмансуровых практически весь день, закончились к 20:00. Сначала из квартиры вывели бывшего одноклассника Владимира — того самого «патлатого Вову». С журналистами он предпочел не разговаривать, молча проследовав к лифту в сопровождении трех оперативников. Через несколько минут вышли следователи. С собой они вынесли несколько черных пакетов. Судя по всему, с изъятыми вещдоками, и один замотанный черной пленкой монитор.

Уголовное дело  

Сейчас расследование преступления продолжается. Тела убитых увезли в морг, с ними работают эксперты регионального бюро судмедэкспертизы. С пострадавшими работают врачи, в больницах дежурят психологи и сотрудники минздрава, которые помогают родственникам.  

На усиление из Москвы прибыли хирурги, травматологи и реаниматологи. А вместе с ними когорта проверяющих и высокопоставленных: главы Минздрава РФ Михаил Мурашко, Минпросвещения Сергей Кравцов, замглавы МЧС Илья Денисов, замгенпрокурора РФ Николай Шишкин.  

Около 18:30  Николай Шишкин встретился с журналистами на западном входе в кампус Пермского университета, примерно там, откуда начал стрельбу Бекмансуров. «Я приехал по поручению генерального прокурора с целью скоординировать действия правоохранительных органов и власти по расследованию и оказанию помощи всем нуждающимся», — заявил Шишкин и проследовал внутрь кампуса.

Посторонних туда не пускают.  

Министерство территориальной безопасности Пермского края уже анонсировало, что из местного бюджета семьям погибших будет выделено по 1 млн рублей в качестве компенсации, получившим огнестрельные ранения — по 500 тыс., получившим переломы и увечья при эвакуации — по 100 тыс. рублей. Еще по 1 млн рублей родственникам погибших выплатит сам вуз.

- Advertisement -spot_img
- Advertisement -spot_img

Последние новости