-4 C
Москва
Четверг, 2 декабря, 2021

«Ничьими агентами, кроме как агентами наших читателей, мы не являемся»

Интересное

Список изданий — иностранных агентов продолжает пополняться. Журналисты уже шутят, что скоро носителей статуса станет больше, чем тех медиа, которых эта доля миновала. Мы поговорили с Дмитрием Колезевым, главным редактором новоиспеченного СМИ-иноагента Republic. Вот что он думает о дальнейшей судьбе издания. 

— С чем вы связываете признание Republic иноагентом?

— Мы не знаем. Я лично считаю, что гадать бессмысленно. Мы отправили в Минюст запрос с таким вопросом. Republic полностью живет на деньги подписчиков, иностранное финансирование в виде грантов или рекламных контрактов не получает (равно как и российское). Никакого воздействия на редакционную политику никакие иностранные субъекты не имеют. 

Если говорить о неформальных причинах, то тоже может найтись любая: не понравился какой-то конкретный материал, «по совокупности заслуг» или просто «пятница, надо кого-то признавать иностранным агентом, а кто там еще у нас остался?».

— В СПАРКе говорится, что Наталья Синдеева является 100-процентным собственником ООО «Москоу Диджитал медиа». Также Синдеева является основной владелицей телеканала «Дождь», который признан иноагентом. Как вы считаете, могла ли эта связь повлиять на признание Republic иноагентом?

— Этот вопрос лучше адресовать Минюсту. Теоретически может быть все что угодно, так как в решениях государственных органов в последнее время немало абсурда. Но, с моей точки зрения, это было бы странно, ведь персонально Наталья Синдеева не включена в реестр СМИ-иноагентов.

— Получал ли Republic за время своего существования какое-либо финансирование, кроме донатов? Если да, то когда и какое?

— Republic в основном получает деньги не от донатов, а от платной подписки. Это порядка 99% наших финансов. Донаты тоже есть, но их количество незначительно, так как мы не ведем никакой специальной кампании по их привлечению, это просто возможность для читателей поддержать отдельные журналы, из которых состоит Republic. Лишь после решения Минюста число донатов на пару дней у нас стало существенным — так люди эмоционально реагировали на решение властей, и мы читателям за это благодарны.

— Получал ли Republic донаты из-за рубежа? Ограничивали ли вы как-то поступление донатов, чтобы не принимать деньги от зарубежных источников? Почему?

— Ограничений на донаты или платежи за подписку от иностранных читателей у Republic нет.

Согласно опросу, который мы проводили пару месяцев назад, порядка 30% наших платных подписчиков проживают за пределами России, в том числе в Украине, Беларуси, Казахстане и странах дальнего зарубежья.

Часть нашей аудитории — это эмигранты, уехавшие из России в другие страны, в первую очередь в Европу, Израиль и США. Мы не запрашиваем гражданство читателей при продаже подписки и не владеем такой информацией. Однако все платежи проходят через российскую платежную систему. Донатов, которые бы занимали существенную долю в нашей выручке, Republic не получал. 

Закон о СМИ-иноагентах в нынешнем виде вступил в силу в декабре 2019 года. Согласно данным нашей бухгалтерии, в 2019–2021 годах

 Republic получил несколько платежей от юрлиц-нерезидентов. Все эти платежи — обычная оплата подписок (суммы приблизительно от 15 до 75 тыс. рублей за одну или несколько годовых подписок для юридического лица). В том числе есть платежи от посольств иностранных государств в Москве или корпунктов иностранных СМИ. Но это равносильно тому, что посольство или корпункт подписывается на газету или журнал. В общем объеме выручки это немного — в 2020 году около 200 тыс. рублей за весь год, в 2021 еще меньше.

— Как отразится на работе Republic статус иноагента?

— На наш взгляд, существенно не отразится. Мы начали маркировать материалы, как требует закон. У нас нет рекламодателей, поэтому уходить от нас некому. На количество подписчиков решение Минюста подействовало лишь позитивно — у нас случился резкий всплеск подписки. Определенную сложность представляет отчетность, потому что мы получаем десятки тысяч мелких платежей от подписчиков, и нам нужно отразить это в отчетности для Минюста. Но мы постараемся сделать это максимально корректно.

— Как вы оцениваете риски признания иноагентами персонально редакторов и авторов Republic, которые получают от издания гонорары?

— Теоретически такие риски существуют. Я не берусь оценить уровень вероятности. Мы предупреждаем о возникшем риске редакторов и авторов. В основном они реагируют спокойно. Я лично пока не получил от авторов ни одного отказа в дальнейшем сотрудничестве. 

— Редакция уже заявила, что продолжит работу. Планируется ли что-то менять в подходах к работе? Если да, то что именно?

— С точки зрения редакционной политики ничего не меняется. Более того, мне кажется важным как раз, чтобы у редакторов и журналистов не включалась самоцензура из-за внесения в реестр. Мы спокойно делаем свою работу, пишем и публикуем тексты в соответствии с нашими профессиональными стандартами, гражданской позицией, политическими взглядами, этическими нормами. Ничьими агентами, кроме как агентами наших читателей, мы не являемся.

Меняются только всякие мелочи — ну, например, теперь не надо писать подводки в Twitter, потому что они все равно туда не влезут (из-за текста уведомления).

— Будете ли вы оспаривать это решение, какой видите перспективу такого разбирательства?

— Пока что мы отправили в Минюст запрос о причинах внесения в реестр СМИ-иноагентов. Дождавшись ответа, мы примем решение о подаче иска. Я думаю, что, скорее всего, он будет подан. Практика показывает, что обычно попавшие в реестр такие иски проигрывают, но попытаться все равно надо. Помимо прочего, это возможность получить от Минюста дополнительную информацию, чтобы понять, почему же нас признали иноагентом. Так что просто из любопытства надо попробовать.

- Advertisement -spot_img
- Advertisement -spot_img

Последние новости