10.8 C
Москва
Пятница, 7 октября, 2022

В Швеции правые националисты стали второй крупнейшей партией в парламенте. Что это значит для шведов и иммигрантов?

Интересное

Выборы в парламент Швеции – Риксдаг – завершились ожидаемой сенсацией: ультраправая партия «Шведские демократы» (ШД) уверенно заняла второе место, набрав 20,7% голосов избирателей.

По состоянию на утро понедельника представляется, что и в целом выборы выиграли правые партии, пока получающие 175 мест в Риксдаге против 174 мест у левых и центристов. Окончательный результат станет известен в среду или четверг – когда посчитают бюллетени избирателей, живущих за границей, так как после подсчета более чем 6 млн бюллетеней в самой Швеции разница между потенциальными парламентскими блоками едва превышает 50 тысяч голосов.

Если правые сохранят преимущество, они попытаются создать свое правительство без «Шведских демократов», но с их поддержкой. Тогда премьер-министром, скорее всего, станет Ульф Кристерссон – глава Умеренной коалиционной партии, которая получила 19,1% голосов избирателей.

В этом случае «Шведские демократы» смогут серьезно влиять на правительство, даже не находясь в нем и не отвечая за его действия, ведь стоит им отозвать свою поддержку – и кабинет может быть распущен.

Чтобы понять масштаб потрясений в шведской политике, достаточно вспомнить, что правоцентристская Умеренная партия стала второй партией в Рикстаге в далеком 1979 году и до сегодняшнего дня не упускала эту позицию.

Кроме того, впечатляет скорость, с которой «Шведские демократы» прорвались к новому статусу. Партия впервые вошла в парламент в 2010 году, получив 5,7% голосов, что чуть больше необходимого минимума в 4%. Уже через четыре года 12,9% избирателей проголосовали за «ультраправых», а в 2018 году «Шведские демократы» получили поддержку 17,5% населения страны.

И, что не менее важно, все эти 12 лет политическая элита страны демонстративно игнорировала «Шведских демократов» в парламенте, поливала их грязью (иногда заслуженно) и сделала основной мишенью для атак на нынешних выборах.

Но теперь более чем каждый пятый швед голосует за партию, которую социал-демократы считают «угрозой национальной безопасности». Как же получилось, что «Шведские демократы» – «ультраправые», «националисты» и «экстремисты» – получили столь мощную поддержку избирателей?

Мрачное прошлое

Формально партия «Шведские демократы» была основана в феврале 1988 года. Но она появилась не на пустом месте: с конца 1970-х шведские националисты, расисты и ультраправые, разбитые на множество мелких групп, постепенно объединялись и старались получить официальный статус. Их укреплению способствовал рост иммиграции и социально-экономические проблемы в стране, экспериментировавшей в то время с социализмом.

«Шведские демократы» с самого начала отказались от слишком экстремистских лозунгов и позиционировали себя как национальное консервативное движение. Но на персональном уровне от корней уйти сложно: одним из руководителей партии в конце 1980-х был бывший член Ваффен-СС, а ее первый председатель Андерс Кларстрём ранее состоял в откровенно неонацистской Nordiska rikspartiet (Партия Северного королевства). Из 30 человек, принимавших активное участие в основании партии, минимум 18 имели связи с расистской партией Bevara Sverige Svenskt («Держите Швецию шведской»), а название этой партии оставалось лозунгом «Шведских демократов» до конца 1990-х.

Среди руководства и рядовых членов партии также хватало бывших и действующих скинхедов и фанатов шведской викинг-рок группы Ultima Thule, известной ультранационалистическими текстами и часто выступавшей на концертах скинхедов.

Борьба с иммиграцией стала основой партийной идеологии. В первые годы «Шведские демократы» и вовсе призывали к высылке большинства иммигрантов. Но чем дальше, тем больше их позиция сдвигалась в сторону европейских правых партий типа французского «Национального фронта»: иммигранты должны приносить пользу стране, а не сидеть на шее работающих шведов.

Обновление «Шведских демократов»

В 1995 году Кларстрём и многие другие активисты ушли из партии из-за финансовых проблем, и новый руководитель, бывший центрист Микаэль Янссон, начал процесс очищения рядов. Следующие десять лет партия избавлялась от активных экстремистов и завоевывала места в муниципальных советах. На смену курткам-бомберам пришли пиджаки, а вчерашние скинхеды превратились в добропорядочных граждан. Кто не повзрослел – тому пришлось уйти.

В 2005 году власть в партии захватила четверка молодых политиков: Йимми Окессон, Маттиас Карлссон, Бьёрн Сёдер и Рихард Йомсхоф. Лидером «Шведских демократов» стал 26-летний Окессон, остальные заняли ключевые посты в руководстве.

Четверка провела стремительные реформы, в первую очередь утвердили новую – более мягкую – программу. Также новое руководство изменило символ партии: вместо традиционного для ультраправых факела им стал симпатичный желто-синий цветок (по-русски он называется печеночница благородная). Этот ребрендинг важнее, чем может показаться: большинство крупных партий Швеции имеют «цветочный» знак, и одобрение подобного знака вчерашними экстремистами символически демонстрировало принятие ими правил игры.

«Шведские демократы», дистанцируясь от экстремистского прошлого, поставили цель стать солидной партией, которая отражала бы интересы забытой остальными политиками части населения – консерваторов, ценителей «старой доброй Швеции, а не вот этого вот всего».

Впрочем, отдельные случаи сомнительного поведения встречаются у однопартийцев Окессона и сегодня. Так, 1 сентября 2022 года один из сотрудников канцелярии «Шведских демократов» в парламенте разослал коллегам имейл с приглашением на кофе, чтобы отметить годовщину нападения Германии на Польшу. Кто-то «слил» это письмо журналистам – последовал скандал.

С оправданиями пришлось выступить самому Йимми Окессону: он объяснил случившееся тем, что партийный чиновник, разославший неуместное приглашение, имеет польские корни, а в Польше день начала войны отмечается как день памяти ветеранов. В письме он забыл объяснить этот нюанс, из-за чего был неправильно понят. Но начальника канцелярии все равно немедленно уволили (о судьбе самого сотрудника не сообщается).

В те же дни стало известно, что некий видный член партии в одном из регионов рассылал коллегам мемы про афрошведов и мусульман. Юмор не оценили – и политик тут же (как сообщалось, добровольно) отказался от участия в местных выборах.

Подобные истории происходят со «Шведскими демократами» регулярно, а с учетом прошлого партии реакция в обществе на них особенно болезненна. Но провинившиеся немедленно лишаются партбилета или рабочего места: терпимости к расистским инцидентам в партии на официальном уровне давно нет.

Швеция – для шведов и иммигрантов, если они хотят быть похожими на шведов: программа «Шведских демократов»

Что бы ни менялось в политике и взглядах «Шведских демократов», ключевая тема их обращения к избирателям – иммиграция и интеграция иностранцев в Швеции. По их мнению, иммиграция должна быть ограничена: относительно небольшой стране нельзя принимать людей со всего мира.

Перед нынешними выборами «Шведские демократы» опубликовали документ с 30 предложениями, среди которых – доведение иммиграции в Швецию до минимально разрешенного в Евросоюзе уровня. В основном речь о получении убежища по «сомнительным признакам». Одно из основных предложений – исключить возможность просить убежище для тех, кто «создает» повод остаться в Швеции, уже приехав в страну. В качестве примера авторы предложений приводят начало гомосексуальных отношений на территории Швеции или переход в другую религию (запрещенную или не одобряемую в стране исхода).

Среди прочих предложений – ограничение на воссоединение семей для получивших убежище (только супруги и дети), прекращение действия права на убежище при исчезновении проблем в стране исхода и максимальное сокращение выплат и льгот для получивших убежище.

Общий смысл предложений состоит в том, убежище может предоставляться только тем, кто действительно нуждается в нем для сохранения жизни, и оно не должно превращаться в шведское ПМЖ для получателя и его дальних родственников. Кроме того, предлагается ограничить выплаты получившим убежище. Как заявил Йимми Окессон, комментируя документ: «Мы не можем держать шведскую систему социального обеспечения открытой для всех желающих».

Также «Шведские демократы» считают, что стране необходима более жесткая система интеграции иностранцев, чем существует сейчас. В документе указывается, что иностранцы и их дети не учат шведский язык, создают банды, не уважают шведские законы и ценности. В партии начали говорить о необходимости «реэмиграции» – отмене ПМЖ и массовой высылке тех, кто не хочет вписываться в шведское общество. Последний пункт пока не является официальной программой «Шведских демократов», но внутри партии такие обсуждения ведутся.

Особый вопрос – интеграция иностранцев на рынке труда. Окессон выступает за прекращение государственного субсидирования рабочих мест для недавно прибывших иностранцев. В то же время он говорит, что «не осуждает» предпринимателей, которые не хотят нанимать на работу людей с «иностранными именами». По его мнению, это не расизм, а рациональные опасения бизнесменов, что люди иной культуры, плохо знающие шведский язык и обычаи, вряд ли принесут пользу компании.

Преступность и миграция: рост криминала и популярности «Шведских демократов»

Рост преступности в Швеции в последние годы стал главной темой нынешних выборов, затмив даже рост цен. Шведские детективные сериалы, ставшие очень популярными в мире, слабо похожи на реальную жизнь в Стокгольме, Мальмё, Уппсале или Йёнчёпинге: полиции не так браво удается бороться с преступниками, что она признает даже в собственных отчетах. По данным полиции Швеции, в стране насчитывается 61 «уязвимая территория» – под этим политкорректным названием скрываются районы городов, которые в той или иной степени контролируют криминальные группировки. Среди них появляются настоящие гетто: перенаселенные в основном эмигрантами районы «социального жилья» с высоким уровнем насилия и безработицы.

За январь – август 2022 года в Швеции в бандитских перестрелках погибли 47 человек – больше, чем за весь прошлый год. Стреляют уже практически каждый день – за год произошли 273 такие перестрелки. Зафиксированы случаи, когда во время войны группировок бандиты устанавливали «комендантский час», запрещая мирным жителям района выходить на улицу вечером, ставили блокпосты на въездах в квартал и проверяли проезжающие машины.

Полиция очевидно не готова к нынешнему уровню насилия в стране, как и правоохранительная система в целом. Особенно в последнее время, когда боевиками группировок становятся в том числе несовершеннолетние подростки, к которым в Швеции все еще принято относиться как к заблудшим детям, а не как ко взрослым преступникам.

Предложение «Шведских демократов» – резкое увеличение финансирования полиции, прокуратуры, судов и других элементов правоохранительной системы. Это позволит нанять тысячи новых полицейских для работы «на земле». Также партия призывает увеличить сроки за насильственные преступления, отменить срок давности по тяжким преступлениям, ввести пожизненное заключение и снизить минимальный возраст для серьезного уголовного наказания.

Учитывая, что существенная доля банд, по данным полицейских отчетов и расследований, имеет иностранные корни и действует в гетто, ограничение иммиграции и усиленная интеграция иностранцев – часть политики «Шведских демократов» по борьбе с преступностью. Они считают, что необходимо высылать из страны преступников, не имеющих шведского гражданства.

Не садиться за один стол: отрицание «ультраправых» в шведской политике

Как продемонстрировали результаты выборов, взгляды «Шведских демократов» на иммиграцию и борьбу с преступностью разделяет существенный процент избирателей. Но другие политические партии видят в надевших пиджаки «ультраправых» угрозу – себе и всей стране.

Уже на выборах 2006 года только что обновленные «Шведские демократы» получили более 160 тысяч голосов (2,93%). А в 2010-м удвоили результат и вошли в Риксдаг, обогнав по количеству мандатов левых и христианских демократов. Тогда все парламентские партии приняли решение игнорировать «ультраправых»: не привлекать их к разработке законов, не проводить консультаций и даже по возможности не садиться за один стол в столовой Риксдага. Возможно, им казалось, что если закрыть глаза на существование сотен тысяч недовольных шведов и периодически напоминать избирателям о нацистских корнях партии, то она как-нибудь исчезнет из политики.

Через четыре года игнорирования «Шведские демократы» заняли третье место на выборах, получив поддержку более 800 тысяч избирателей, а в 2018 году преодолели отметку в миллион и стали серьезной проблемой для остальных партий.

У левоцентристов не хватало голосов депутатов для назначения своего правительства, а две правоцентристские партии (Партия центра и «Либералы») отказались поддержать правое правительство, если его поддерживают «Шведские демократы» (продолжение политики игнорирования). Возник правительственный кризис, продолжавшийся с сентября 2018-го по январь 2019 года.

Правительство тогда все-таки удалось назначить, но для этого «Центру» и «Либералам» пришлось (вопреки воле своих избирателей) поддержать социал-демократического премьера Стефана Лёвена, а тому – письменно отречься от сотрудничества с Левой партией и согласиться с принятием серии «правых» законов.

Через два месяца после окончания правительственной драмы глава небольшой правой Христианско-демократической партии Эбба Буш на глазах коллег и журналистов пообедала с лидером «Шведских демократов» Йимми Окессоном. Это была настоящая сенсация. А уже через несколько дней руководитель Умеренной партии Ульф Кристерссон заявил, что не исключает сотрудничества со «Шведскими демократами» по некоторым вопросам. В ноябре 2021 года к мнению правых присоединилась и тогдашняя глава «Либералов» Нямко Сабуни.

Крупнейшая политическая сила страны – Социал-демократическая партия – при этом непреклонна. В начале сентября она созвала срочную пресс-конференцию, на которой министр обороны Петер Хульквист и министр интеграции Андерс Игеман назвали «Шведских демократов» «угрозой безопасности страны». По словам чиновников, партия Окессона замечена в поддержке интересов России и контактах с ее представителями до и после начала войны в Украине.

«Шведские демократы» отвергают обвинения и считают, что социал-демократы превращают Швецию в «банановую республику», используя правительственную трибуну для борьбы с политическими оппонентами на выборах.

Дополнительный штрих к ситуации: глава социал-демократов и премьер-министр Магдалена Андерссон отказалась от традиционных предвыборных теледебатов с лидером второй по опросам партии, когда этой партией стали «Шведские демократы». Вместо Окессона телевидению пришлось приглашать лидера умеренных Кристерссона.

Как «Шведские демократы» изменят шведскую политику

На сегодняшний день игнорировать «Шведских демократов» в Риксдаге невозможно, вопрос – в каком статусе они проведут ближайшие четыре года.

Как показывают опросы, избиратели умеренных и христианских демократов уже не против участия «Шведских демократов» в правом правительстве, если оно будет создано. Но избиратели «Либералов» резко возражают. Лидеры правых партий на данный момент не видят «Шведских демократов» в своем правительстве, несмотря на электоральный успех.

Если встанет вопрос о правом правительстве, то правым партиям придется дать «Шведским демократам» что-то существенное в обмен на отказ от претензий на министерские посты. Не зря на прошлой неделе Йимми Окессон сообщил, что его партия приготовила около сотни предложений для потенциального правого правительства. Половина из них – по вопросам иммиграции и преступности. По словам Окессона, эти предложения – не ультиматум, а предмет для переговоров.

С другой стороны, при левом правительстве «Шведские демократы» станут крупнейшей оппозиционной партией, что позволит им яростно критиковать действия социал-демократов и зарабатывать политический вес в глазах избирателей – и, возможно, претендовать больше чем на второе место на следующих выборах.

В любом случае можно с уверенностью сказать, что иммиграционная и интеграционная политика Швеции в ближайшие годы ужесточится. Об этом говорят уже не только «Шведские демократы», но и правые партии. И даже премьер и лидер социал-демократов Магдалена Андерссон недавно заявила, что Швеции не нужны «сомалитауны» (по данным на 2019 год, в стране живут около 70 тысяч человек, рожденных в Сомали, и более 100 тысяч имеющих хотя бы одного родителя из этой африканской страны; после заявления Андерссон ее раскритиковали за эти слова в собственной партии, назвав такую риторику «ксенофобной»). А министр интеграции предложил подумать о возможности расселения «мест компактного проживания иностранцев», чтобы ни в одном районе шведских городов не было более 50% населения несеверного происхождения.

- Advertisement -spot_img
- Advertisement -spot_img

Последние новости