8 C
Москва
Пятница, 22 октября, 2021

«Вечером нечем дышать, по утрам собираешь дохлятину»

Интересное

Обходя птичьи трупы, я пробираюсь к гигантским бетонным ваннам-накопителям с черной, коричневой и красной водой. Воздействие неизвестных веществ на организм начинается мгновенно: тело расслабляется, ноги обмякают, а спустя несколько секунд я начинаю чувствовать невыносимый смрад, похожий на смесь мазута, валерьянки и какой-то совершенно невыносимой химии. Прихожу в себя только от звука ломающейся ветки, за которую рука машинально пытается ухватиться. 

Я в Рязани, на мутном полигоне с непонятным статусом. Официально он считается закрытым, но сюда исправно продолжают свозить мусор. Это только одно из мест, отравляющих землю и воздух. По словам местных жителей, здесь происходит экологическая катастрофа. Они много лет жалуются на отвратительное качество воздуха, невыносимую вонь и выбросы с предприятий. Доведенные до отчаяния люди недавно начали сбор подписей в адрес руководства Росприроднадзора РФ с требованием остановить деятельность вредных производств.

Чистейший сероводород  

Проблема ядовитых выбросов в Рязани стоит уже давно. По словам местных жителей, на протяжении последних тридцати лет стойкий химический запах, приходящий с юга, стал нормой жизни. Об очередном выбросе никого не предупреждают, узнавать о них приходится с помощью собственных легких: начинаешь задыхаться — значит, что-то где-то выбросили. Вариантов несколько, на любой вкус — на окраине города расположены сразу три крупных предприятия: принадлежащая Роснефти Рязанская нефтеперерабатывающая компания (РНПК), завод «ТЕХНО» (один из крупнейших в России производителей кровли) и аккумуляторный завод Tungstone, который обеспечивает своей продукцией немалую часть большегрузов. 

Сбор подписей в адрес руководства Росприроднадзора с требованием остановить деятельность предприятий, осуществляющих бесконтрольные выбросы вредных веществ, идет бойко. Я ожидал увидеть вполне типичную для российской глубинки картину: заляпанную школьную тетрадь, шапку обращения и навязчивого агитатора. Но вместо этого на участке — в одном из местных магазинов — вижу толстые стопки заполненных подписями листов. И людей, которые сами просят выдать им бумагу для заполнения. 

За неделю активисты собрали более 10 тыс. подписей: это гораздо больше, чем планируемые 5 — 8 тыс. 

Как рассказала одна из подписантов Наталья, из-за экологической ситуации Рязань уже были вынуждены покинуть несколько ее друзей. Проблемы со здоровьем детей и невозможность нормально дышать по утрам, по словам женщины, вынуждают и ее задуматься о переезде в один из соседних регионов. 

«Практически каждое утро мы кашляем от выбросов серы, у ребенка все легкие забиты, что дальше? Астма, бронхит? По телевизору только и говорят, что неблагоприятная экологическая обстановка, а делать-то что? Сидеть и ждать? Тоже не вариант, у моей подруги в марте рак легкого нашли, и это человек, который в жизни не курил. Мы с семьей устали, и мне просто страшно», — переживает женщина. 

По словам другого рязанца Дмитрия, запах сероводорода можно считать визитной карточкой города. 

«С Роснефти-то еще нормально пахнет — бензином. Хуже всего с аккумуляторного. Оттуда по ночам приносит чистейший сероводород», — говорит он.

На вопрос, как по ощущениям сероводород отличается от кислорода, мужчина недоуменно замешкался, но спустя пару секунд ответил:

— Ну, вот аккумулятор разбери, вдохни полной грудью, и тогда примерно поймешь.

Предвыборное затишье

Утром 19 августа жители крупнейшего микрорайона Рязани Дашково — Песочни и окрестностей обнаружили во дворах домов десятки погибших птиц. 

«Утром пошел на работу, смотрю, наш кот что-то большое тащит, — рассказывает мне Николай. — Думал, крысу поймал, не дай бог, травленную. Решил отобрать. Подхожу, а вокруг черные перья, и у кота в зубах не крыса, а дохлый грач. Это ж не голубь, его просто так не поймаешь. Значит, какой-то больной был, я его выкинул от греха подальше. А вечером, когда вернулся, жена рассказала, что соседи у себя тоже мертвых птиц нашли».

По словам местных жителей, они уже забыли, что такое пение птиц, их гибель происходит регулярно. Больше всего погибало в прошлом году.

«Вечером дышать нечем, а на следующий день эту дохлятину по огороду собираешь», — рассказывает местная жительница Ирина. 

По словам местных, чистый воздух в Рязани — едва ли не исключение. Хотя к моменту моего визита в город, отмечу справедливости ради, особой вони не было. Правда, эту странность местные объяснили предстоящими выборами и начавшимся проверками на заводах.

Например, проверка Росприроднадзора обнаружила превышение выбросов на заводе «ТЕХНО». Глава Росприроднадзора Светлана Радионова написала об этом так: «Провели внеплановую проверку ООО „Завод Техно“ в Рязани. Итог: выявленные превышения выбросов, недостоверные данные, нарушение правил эксплуатации, неготовность к неблагоприятным метеоусловиям. Готовы направить в суд материалы для приостановки деятельности компании».

А за месяц до единого дня голосования стало известно, что межрегиональная природоохранная прокуратура начала проверку и Рязанского нефтезавода. По данным ведомства, основанием для проверки стали публикации в местных СМИ о якобы имевшем место загрязнении окружающей природной среды. 

Очистные сооружения РНПК надзорный орган неоднократно называл основным источником загрязнения воздуха в Рязани и резкого неприятного запаха, а за уже выявленные нарушения Росприроднадзор взыскал с РНПК ущерб в размере 63 млн рублей.

При этом ранее Рязанская нефтеперерабатывающая компания заявляла, что не является источником загрязнения атмосферного воздуха в Рязани. Представитель компании в беседе с «Интерфаксом» утверждал, что специалисты завода проводят замеры воздуха на соответствие экологическим нормам ежедневно. Более 3 тыс. анализов, проведенных в октябре прошлого года не зафиксировали превышения ПДК в санитарно-защитной зоне предприятия. Забор проб осуществляет экологическая лаборатория АО «РНПК» и привлеченная лаборатория Росгидромета по Рязанской области.

По стечению обстоятельств воздух перед выборами, по словам собеседников Znak.com, стал значительно чище.

Как рассказала жительница микрорайона Дашково — Песочня Людмила, всю жизнь, что она здесь живет, пахло так, что окна по вечерам не открывают. А вот перед выборами появился чистый воздух. 

«Пахло так приятно, каким-то хорошим порошком… Или это тоже химия? Я еще удивилась, если они нас тридцать лет травили, почему приятный запах появился только сейчас», — недоумевает женщина

Мусорный ветер

Деятельность крупных предприятий не может обойтись без отходов, значит, нужно место для их захоронения. Под эти цели созданы специализированные полигоны, но далеко не все предприятия добросовестны.

Долгие годы в Рязани работал крупный оборонный комбинат «ХимВолокно». Для утилизации части его отходов в городе были созданы огромные шламонакопители. Но переход на рыночные отношения стал для завода фатальным, он обанкротился и встал. А шламонакопитель, расположенный по соседству с городскими очистными сооружениями, попал в частные руки и в настоящее время известен как «Деевская свалка» — по имени собственника, Валерия Деева. Официальный статус этого полигона непонятен: в госреестре его нет, но и складированию там отходов никто не препятствует. 

По словам рязанцев, в жаркую погоду ядовитое облако испарений со свалки накрывает расположенные по соседству дома, трассу и несколько СНТ. А самое страшное, когда вспыхивает пожар. Тогда ядовитый дым разносится ветром на многие километры и находиться вблизи горящей свалки становится опасно для жизни. 

Преодолев заросли крапивы, заброшенные дома и яблочные сады, мы с проводником пробрались на территорию свалки. Тут-то меня едва и не свалило с ног ядовитыми испарениями неизвестной природы из бетонных ванн. Полигон в целом выглядит жутко: без намека на быт, заваленный исключительно промышленными отходами… Пластик, ветошь, бетон, проржавевшие поросшие травой и мхом бочки, с предупреждением о химической опасности содержимого… Чье это, почему оно тут?

В ответ на мое обращение с этим вопросами межведомственная природоохранная прокуратура сообщила, что свалка «не является действующей». На вопросы о емкостях и их предполагаемом содержимом в ведомстве ответить не смогли. Но добавили, что обращения об испарениях со свалки, от которых якобы страдают местные жители, к ним не поступали. При этом, по словам прокурора, ведомство отслеживает ситуацию на свалке и оперативно реагирует на приходящие сообщения.

Удивительно (или нет), но в такой серой зоне свалка отравляет окружающую среду более 10 лет: как минимум с 2009 года рязанцы требуют разобраться с полигоном. Будет неправдой утверждать, что за это время они получили лишь обещания и оправдания. В 2019 году суд обязал прекратить эксплуатацию свалки и вывезти с нее весь мусор, но владельцы полигона просто проигнорировали это решение. Связаться с представителями полигона не удалось: контактные телефоны не отвечали.  

Низовая инициатива

Андрей Суфринович — председатель одного из элитных поселков в черте города, по образованию инженер-строитель. Он говорит, что уже несколько лет занимается проблемой выбросов и знает, что прокурорские проверки на предприятиях проходят не в первый раз. Однако по-настоящему серьезные нарушения, по мнению Суфриновича, такими методами не обнаружить, ведь руководители предприятий о грядущих проверках знают заранее и просто сокращают количество выбросов.

Когда люди начинают обрывать телефоны, что им нечем дышать, на место выезжает мобильный пункт. Пока обращение поступит, пока люди доедут, пока развернут пункт — ветер уже в другую сторону подул. Концентрация, которой люди дышали, уже не та. Поэтому общественник убежден, что реальную ситуацию могут отразить лишь стационарные пункты, ведущие наблюдение круглосуточно.

Несколько лет назад в Рязани было создано движение «Дышим Чистым», которое разработало систему «Эко Монитор». Общественники закупили дорогое оборудование и специализированное программное обеспечение, отслеживающее выбросы с превышением норм. 

Суфринович показывает мне телефон с установленным на него приложением. На экране смартфона — карта Рязани с несколькими красными маячками у южной оконечности города. Это места, где замечено превышение ПДК вредных веществ. За экологической ситуацией следят датчики, установленные в различных частях города. Правда, на данный момент их всего два, хотя для большей эффективности нужна установка хотя бы четырех. Но на приборы нет денег: даже со скидкой один датчик такого типа стоит 1,8 млн рублей. Деньги на установленные два образца, по словам Суфриновича, были собраны всем миром. 

«Если бы проблема была незначительной, как ты думаешь, многие бы деньги сдали? Но сдали, и продолжают сдавать уже на третий. Травят-то всех, и в одиночку тут не выжить», — говорит Суфринович. 

Александр уверен, что объединение данных народной системы мониторинга с государственной позволит быстрее реагировать и принимать решения в интересах не только предприятий, но в первую очередь граждан. Заводы же, по мнению активиста, необходимо закрыть и перенести в более отдаленные от городов районы. 

Останавливаться на Рязани Суфринович не собирается. В объединении «Дышим Чистым», по его словам, уже насчитывается 14 городов со схожей проблемой, и если внедрение системы успешно пройдет здесь, опыт будет перенят и в других регионах. 

Иноагенты?

Но не все поддерживают движение по защите экологии. По мнению Михаила Крылова, сотрудника одного из тех самых предприятий, которые называют причиной всех проблем, деятельность движения «Дышим Чистым» нужно проверить на причастность к иностранным агентам. Из-за них, говорит Михаил, идут постоянные проверки, и заводы вынуждены простаивать и нести убытки. 

«Да та же система мониторинга, чего сказки-то рассказывать, что они сами собрали деньги? Да еще и на два датчика, хотя там у одного прибора цена под два ляма. Откуда деньги, Зин? Зачем сказки рассказывать — в городе зарплаты по 25-30 тысяч, а они шкафы за миллионы весят, на пожертвования, ага…», — сомневается Крылов.

По мнению Михаила, проблема с выбросами раздута и направлена на подрыв экономики региона. Крылов отметил, что в центре Рязани о выбросах либо не слышали, либо знают только через интернет. И вообще: от неприятного запаха страдают там, где строительство жилья не предполагалось.

«Там селится молодежь, а их всегда проще поднять на бунт. Я еще советское время помню. Тогда перед развалом Союза тоже всякие экологи повыползали. Сейчас, видимо, то же самое хотят», — резюмировал мой собеседник. 

Это будет превышение полномочий

Пообщавшись с представителями разных лагерей, я отправился в правительство Рязанской области. Замминистра по защите окружающей среды Александр Машинистов заявил было, что вести дискуссии со СМИ он не намерен, но спустя 30 секунд сообщил, что проблема выбросов в городе действительно есть. Однако повлиять на ее решение региональные власти не могут. Так как «связаны по рукам и ногам» 247-м федеральным законом. 

«Мы не можем проводить внеплановые проверки без предупреждения. О том, что мы приедем на завод, мы должны уведомлять собственника как минимум за сутки, — объясняет он суть. — В противном случае к должностному лицу, принявшему решение о проверке, могут быть применены санкции вплоть до возбуждения уголовного дела в связи с превышением полномочий». 

Машинистов назвал это «вилкой законодательства, не сдерживающей работу». При этом чиновник отметил, что сам живет в микрорайоне Дашково — Песочня, и, хотя до его дома выбросы доходят редко, он все же не понаслышке знает о ситуации. 

Вместе с тем замминистра посоветовал не винить во всех бедах министерство. По его словам, в ситуации во многом виноваты застройщики, которые на протяжении последних десяти лет активно занимают территории, не пригодные для строительства, которые выводились из оборота в советское время. 

«Они строят там, где строить нельзя. Много людей переезжают туда, соответственно, увеличивается и количество жалоб. К тому же новостройки нарушили розу ветров. В итоге вся отрава, что по советским проектам должна была выдуваться, оседает между домов», — говорит замминистра.

На вопрос, кто в таком случае выдает разрешения и согласовывает план, чиновник пожал плечами и заявил, что этим занимается администрация города Рязани, за действия которой их ведомство не отвечает.

- Advertisement -spot_img
- Advertisement -spot_img

Последние новости