-4 C
Москва
Четверг, 2 декабря, 2021

«Не нужно бояться, надо жить в нашей стране»

Интересное

Верховный суд Башкирии 17 ноября оставил в силе решение Кировского районного суда Уфы, который ранее на два месяца арестовал бывшую главу уфимского штаба Навального* Лилию Чанышеву. Активистке предъявлено обвинение о «создании и руководстве экстремистского сообщества» (часть 1 статьи 282.1 УК РФ), хотя штабы были расформированы до вступления в силу решения суда о признании их экстремистскими.

Фигурантами этого же дела, возбужденного в конце сентября, являются Алексей Навальный, который сейчас отбывает срок в колонии по делу «Ив Роше», а также некоторые его соратники, которые сейчас находятся за границей, например, Леонид Волков и Иван Жданов. Максимально возможное наказание по делу об экстремизме — 10 лет лишения свободы.

Мы поговорили с супругом Лилии Чанышевой Алмазом Гатиным, который рассказал, почему в России не нужно бояться жить, даже несмотря на случившееся. 

— Вы говорили, что Лилию  сейчас, после суда, могут перевести в СИЗО Москву. Если такое случится, вы тоже отправитесь в столицу? 

 — Да, конечно. 

 — Вы задавались вопросом о том, насколько мрачные перспективы у этого дела, учитывая, что Лилия является фигурантом «экстремистского» дела, направленного против Алексея Навального? 

 — Я не могу комментировать, потому что сейчас вопрос стоит о том, чтобы попробовать максимально гуманизировать арест Лилии, чтобы она была со мной дома…

 — То есть, чтобы ее отпустили под домашний арест? 

 — Да. Но пока доводы наши не возымели должного эффекта на суд. Мы рассчитывали, что Верховный суд Башкирии изменит вид ареста, и ее отпустят домой, но этого не произошло. Но я еще раз говорю, что моя супруга прекратила деятельность [в штабе Алексея Навального в Уфе]. Ранее, скажем так, ее работа была законной. Поэтому мы будем добиваться, чтобы моя супруга вышла на свободу и была рядом со мной. Мы поженились, готовились к рождению детей, а сейчас она уже более 10 дней находится под арестом. И это очень больно. Не только мне, но и родителям Лилии, и близким друзьям. 

— События такой серьезный оборот приняли только сейчас, но и до ареста по уголовному делу были административные аресты, суды. Вы осознавали опасность оппозиционной деятельности в РФ? 

 — Нет. Ну… Мы живем в нашей стране. У каждого человека есть возможность привносить вклад в ее развитие. Лилия занималась вопросами экологии, юридическими вопросами. Она закончила с отличием Финансовую академию. К ней обращались как к специалисту в части юридической, экономической помощи. Она старалась. В суде вчера у нее пламенная речь была касательно того, что весь смысл жизни касается блага нашего города, Башкирии, страны.

  — А вы сами разделяете убеждения своей супруги?

 — Я люблю свою жену, я ее поддерживаю. В жизни каждого человека любовь — основа жизни. Я свою жену поддерживаю так, как могу. 

— Я имею ввиду, разделяете ли вы политические взгляды Лилии? 

 — Я далек от политики, поверьте. Она работала в крупных финансовых компаниях, была перспектива карьерного роста. Но человек принял решение, что ценность человеческой жизни, помощь людям — это важнее. Я ничего плохого в этом не вижу.

— Когда Алексея Навального посадили, когда закрылись штабы, когда другие его сторонники покинули страну, у вас в семье не было разговоров о том, что безопаснее было бы покинуть Россию? 

— Зачем? Нет. Это наша страна. Не нужно бояться, надо жить в нашей стране и каждый день делать хорошее. Те, кто уехал из страны — это их выбор. Мы с женой только в свадебное путешествие съездили в Армению и вернулись. Она здесь. Сколько бы к ней ни приходили по административным делам, еще что-то. Никакого страха нет. Мы работаем (я работаю, она сейчас занимается семьей), живем здесь. Не надо бежать. Надо, чтобы наша страна развивалась. Понятно, что есть много вопросов по развитию демократии, но уверен, что через определенное время ситуация изменится, и у нас будет много хороших страниц в нашей истории. 

И у моей супруги никаких страхов нет. Она — уникальный человек, и очень жаль, что с ней сейчас такое происходит. Но опускать руки нельзя, нужно говорить, писать и поддерживать мою жену. 

 — Соратники ей тоже не советовали уезжать? 

 — Может быть, они разговаривали. Я не знаю. 

 — А когда началось уголовное дело, вам соратники Лилии предложили помощь? 

 — В части юридической поддержки из Уфы у нас адвокат [Сергей] Макаренко, из Москвы Владимир [Воронин] приехал. Пока на данном этапе этого достаточно. Если потребуется другая какая-то помощь, мы, разумеется, об этом расскажем и попросим.

 — Кем вы работаете? Были ли у вас на работе проблемы из-за деятельности вашей жены?

 — Я работал в частной компании. В 2019 году руководство посчитало, что я не могу быть полезным для их предприятия за то, что я люблю свою жену, и ее фамилия Чанышева. Ну, хорошо, это их выбор, их право. Сейчас я работаю отдельно как фрилансер. 

 — Вы можете рассказать, как познакомились с Лилией? 

 — Да, это был февраль 2017 года, как раз канун Дня всех влюбленных. Я пригласил ее на ужин. Мы поговорили, подружились. Затем это переросло в любовь, и венцом стала наша свадьба в этом году. Меня восхитило, что в ней так много кристальной чистоты, что человек так заботится о людях. Она прекрасная женщина, прекрасный человек. Я считаю, что мне очень повезло. 

*ФБК и штабы Навального признаны экстремистскими организациями, ликвидированы и запрещены; ФБК также признан иноагентом

** Издание «Idel. Реалии» внесено в реестр иностранных агентов

Поддержи независимую журналистику

руб.

- Advertisement -spot_img
- Advertisement -spot_img

Последние новости