2.5 C
Москва
Вторник, 27 сентября, 2022

Журналиста Ивана Сафронова приговорили к 22 годам по делу о госизмене

Интересное

Ивана Сафронова, в прошлом – журналиста «Коммерсанта» и «Ведомостей», а в момент ареста – советника главы «Роскосмоса», приговорили к 22 годам колонии строгого режима по обвинению в государственной измене (статья 275 УК РФ).

Суд признал 32-летнего Сафронова виновным по двум эпизодам: якобы в 2015 году он передал политологу Демури Воронину информацию о российских войсках в Сирии, а в 2017 году передал через своего друга Мартина Лариша данные о поставках оружия из России в страны Африки и информацию о деятельности российских военных на Ближнем Востоке. По версии ФСБ, которая, как выяснили журналисты «Проекта», подкрепляется только справкой из СВР (Службы внешней разведки), Воронин работал на разведку Германии, а Лариш – на разведку Чехии. «Проект», проанализировав обвинительное заключение по делу Сафронова, обнаружил все «государственные тайны», разглашение которых вменяют журналисту, в открытом доступе, а также не нашел ни одного чиновника, который передавал бы Сафронову секретные данные.

Иван Сафронов под арестом уже более двух лет, следователи и прокуроры предлагали ему сделку в обмен на признательные показания, в последний раз – прямо в зале суда, предложив вдвое уменьшить запрошенный для него срок. Но Иван отказался: «Потому что не было никакого шпионажа, была журналистика», – сказал он, выступая с последним словом в Лефортовском суде Москвы. Прокуратура потребовала для него 24 года колонии.

Настоящее Время напоминает, как развивалось уголовное преследование журналиста и что ему предшествовало, как следователи и лично Владимир Путин отрицали, что оно связано с журналистской деятельностью, а материалы дела показали обратное, и что произошло с адвокатами, которые согласились защищать Ивана Сафронова.

2014 год – в квартире журналиста Ивана Сафронова установили видеонаблюдение и прослушку. В это время Сафронов – журналист отдела политики «Коммерсанта», специализируется на военной тематике и космосе. По версии следствия, в 2012 году он «вступает в контакт» с Ларишем (говоря человеческим языком, знакомится с ним – Лариш в 2012 году работал в Москве репортером чешской газеты Lidove Noviny), а с июня 2013 года получает «от указанного представителя иностранной разведки задания, связанные с собиранием и передачей сведений военного характера, в том числе составляющих государственную тайну».

2015 год – по просьбе Демури (Дмитрия) Воронина, политолога с гражданством России и Германии, его познакомила с Иваном Сафроновым журналистка Екатерина Винокурова. Позднее в показаниях Винокурова, которой следователи дали почитать письма Лариша, сообщила, что его вопросы «допускают раскрытие» гостайны (хотя сама Екатерина писала в российских СМИ лишь о внутренней политике и никак не была связана с гостайной или военной тематикой).

Сафронов не отрицает свое сотрудничество с Ларишем и Ворониным: первому он писал тексты для рассылки с аналитикой по России и Восточной Европе; второй заказывал тексты десяткам российских журналистов и экспертов – для коммерческой аналитики. Даже если допустить, что сведения СВР верны и эти люди связаны с разведками Чехии и Германии, доказательств того, что Сафронов знал об этой связи, в обвинительном заключении по его делу не перечислено.

18 марта 2019 года – в газете «Коммерсант» вышел материал Ивана Сафронова и его коллеги Александры Джорджевич о поставках российских Су-35 Египту. Как выяснила Русская служба BBC, этот материал не только спровоцировал скандал в МИДе Египта (чиновники не хотели, чтобы сделка стала достоянием публики), но и оказался среди материалов дела Сафронова – и это несмотря на то, что официальные лица впоследствии будут горячо отрицать, что дело Ивана связано с его журналистской работой.

17 апреля 2019 года – Сафронов и другие журналисты «Коммерсанта» опубликовали статью о возможной отставке Валентины Матвиенко, спикера Совфеда РФ. Публикация вызвала скандал. Источники в Совфеде сообщали, что Матвиенко лично звонила в издательский дом, требуя принять меры (она это отрицала). Из газеты вынудили уйти двух из пяти авторов материала – Сафронова и Максима Иванова, а вслед за ними из «Коммерсанта» уволились 11 журналистов отдела политики.

Май-июнь 2019 года – следователи получили доступ к файлам домашнего компьютера Сафронова. Скорее всего, была установлена специальная программа, которая делает снимки экрана и фиксирует все действия пользователя.

Май 2020 года – Иван Сафронов, чуть менее года проработав в «Ведомостях», перешел на государственную службу – стал советником генерального директора госкорпорации «Роскосмос» Дмитрия Рогозина по информационной политике.

7 июля 2020 года – Сафронова задержали по дороге на работу в «Роскосмос», дома у него самого и его матери прошли обыски, также следователи обыскали квартиру главного редактора «Холода» Таисии Бекбулатовой, близкой подруги и бывшей девушки Ивана. Лефортовский суд арестовал Сафронова в тот же вечер, а возле здания ФСБ на Лубянке задержали 28 человек на пикетах в его поддержку. Уже тогда пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков заявил, что задержание Сафронова «не связано с его журналистской деятельностью».

13 июля 2020 года – Ивану Сафронову предъявили официальное обвинение. Как позже рассказал адвокат Сафронова Иван Павлов, один из крупнейших в России специалистов по делам о шпионаже и госизмене, во время этой процедуры следователь предложил Сафронову сделку (досудебное соглашение, которое позволит ему получить не больше двух третей максимального срока) в обмен на раскрытие его журналистских источников. Сафронов отказался.

4 августа 2020 года – на адвокатов Сафронова начали оказывать административное давление: Минюст в Москве потребовал возбудить дисциплинарное производство против Дмитрия Катчева, Даниила Никифорова, Сергея Малюкина и Олега Елисеева за их отказ дать подписку о неразглашении данных следствия.

Конец августа – начало сентября 2020 года – Сафронов отказался давать показания, пока ему не объяснят суть обвинения. ФСБ требует сначала дать показания, а потом обещает конкретизировать, в чем его обвиняют. Арест продлен до декабря 2020 года.

8 октября 2020 года – глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин в интервью ТАСС сказал, что у Сафронова не было доступа к секретам и что он уверен в его порядочности: «В отличие от коллег-журналистов, пишущих на столь деликатные темы, как обороноспособность страны, он вел себя корректно, хотя, думаю, часто его публикации раздражали некоторых чиновников. В его планы точно не входило напакостить интересам России. Поэтому в первый же день после его ареста я сказал, что не сомневаюсь в личной порядочности и профессионализме Сафронова».

17 декабря 2020 года – о том, что выдвинутые в деле Сафронова обвинения «не связаны с его журналистской деятельностью», во время большой пресс-конференции заявил российский президент Владимир Путин. За неделю до этого во время заседания Совета по правам человека он в ответ на вопрос Екатерины Винокуровой о деле Сафронова назвал «трагикомедией» и «полной чушью» дела о госизмене, которые заводят из-за использования информации, находящейся в свободном доступе. «Я на это обязательно посмотрю, если вы где-то это нашли», – сказал Путин.

19 февраля 2021 года – Лефортовский суд арестовал политолога и экс-директора консалтинговой компании Демури Воронина по той же статье, что и Сафронова, 275 УК – «Государственная измена». Как позже рассказал адвокат Сафронова Евгений Смирнов, следователь ФСБ Александр Чабан, который ведет дело журналиста, уговорил Воронина пойти на сделку со следствием – в обвинительном заключении есть его «признание». В ответ на вопросы следователя о том, как зовут его куратора из немецких спецслужб, политолог назвал первое пришедшее в голову слово на немецком, полагают журналисты – и сказал, что знает своего куратора под позывным Wichser. С немецкого это слово переводится как «дрочер». Из СВР Чабану при этом прислали справку о том, что агент Wichser существует. Как отмечал адвокат Сафронова Иван Павлов, до февраля 2021 года защите не показывали никаких материалов, где бы фигурировало имя Демури Воронина. В суде по делу журналиста Воронин должен был повторить свои показания, но отказался это делать – и заявил, что оговорил Ивана Сафронова.

30 апреля 2021 года – адвокат Иван Павлов стал подозреваемым по делу о разглашении данных предварительного расследования (статья 310 УК РФ), у него дома и в офисе проекта «Команда 29», который он возглавляет, прошли обыски – их проводила ФСБ. Павлову запретили пользоваться интернетом и телефоном, а также общаться с людьми, которых следствие считает свидетелями по его делу. Среди них был и Иван Сафронов. Коллеги-юристы отмечали, что следователи не смогли добиться лишения Павлова статуса адвоката, после чего решили продолжить давление на него с помощью уголовного дела.

Июнь 2021 года – адвокат Сафронова Дмитрий Катчев рассказал, что следователь Чабан предлагал Ивану звонок матери в обмен на сотрудничество со следствием. Сафронов отказался. С тех пор они общаются только письмами: ни звонков, ни свиданий так и не разрешили, рассказала Елена Сафронова BBC накануне вынесения приговора Ивану.

16 июля 2021 года – Роскомнадзор заблокировал сайт «Команды 29», которую возглавлял Павлов, и она через несколько дней объявила о своем закрытии.

23 июля 2021 года – Иван Сафронов опубликовал в «Ведомостях» колонку об особенностях работы следствия с подозреваемыми по делу о шпионаже и госизмене: о давлении, изоляции, пытке неизвестностью. «Конвейер работает непрерывно, и не суть важно, кто ты – чиновник, домохозяйка, продавщица, журналист, ученый. Подойдет любой, кто хоть каким-то образом контактировал с иностранцем. Любым», – написал Сафронов. Вскоре публикация исчезла с сайта издания.

Сентябрь 2021 года – адвокат Иван Павлов покинул Россию и уехал в Грузию. В октябре того же года Минюст потребовал лишить Павлова адвокатского статуса, но на сегодняшний день он приостановлен, а не прекращен. В ноябре 2021-го Павлова включили в список СМИ-«иноагентов», а в январе 2022-го против него возбудили административное дело за неисполнение обязанностей «иноагента».

Октябрь 2021 года – следователь Александр Чабан запретил Ивану Сафронову переписку с близкими и адвокатами.

3 ноября 2021 года – Ивана Сафронова поместили в карцер следственного изолятора «Лефортово» за попытку починить телевизионную антенну в камере. Незадолго до этого защитникам стал известен текст окончательного обвинения против Сафронова, в которое вошел эпизод с Ворониным.

24 ноября 2021 года – стало известно, что из России уехал еще один адвокат Ивана Сафронова, Евгений Смирнов, – после того, как против него возбудили дисциплинарное производство по жалобе ФСБ.

Январь 2022 года – во время ознакомления с делом Ивана Сафронова его адвокаты рассказали, что следователь Чабан не дает им в свободном режиме делать выписки из дела, необходимые для защиты. Вместо этого адвокатам разрешается лишь вести записи в секретной тетради, которую хранят в сейфе у следователя ФСБ и выдают защитникам на несколько часов. Адвокаты обжаловали действия Чабана в суде, но разрешения делать выписки не получили.

4 апреля 2022 года – в Мосгорсуде начался закрытый процесс по делу Ивана Сафронова. Среди прочего Иван просил предоставить ему прямо в зале суда ноутбук, подключенный к интернету, чтобы он продемонстрировал, что собранная им «секретная» информация была и есть в открытом доступе. Суд отказал.

28 июня 2022 года – в Удмуртии задержали адвоката Ивана Сафронова Дмитрия Талантова. Против Талантова возбудили уголовное дело по статье 207.3 УК РФ о распространении «фейков» про российскую армию за пост об ударе по торговому центру в украинском Кременчуге. Эта статья появилась в Уголовном кодексе России после ее вторжения в Украину (по данным на начало сентября 2022 года, по ней уже обвиняются не менее ста человек). Суд в Москве постановил отправить Талантова в СИЗО, где он пробудет как минимум до 23 сентября 2022 года.

30 августа 2022 года – прокурор Борис Локтионов потребовал приговорить Ивана Сафронова к 24 годам колонии строгого режима. Накануне журналисты издания «Проект» опубликовали обвинительное заключение и результаты проверки «секретности» сведений из дела Сафонова, которые нашлись в открытом доступе (и были там до отправки текстов журналиста Ларишу и Воронину). А 30 августа Русская служба BBC рассказала подробности того, как в египетском МИДе случился скандал из-за публикации Сафронова, материалы о высказанном Каиром недовольстве оказались в деле о госизмене против журналиста, а свидетелям по его делу задавали вопросы об этой заметке Сафронова.

- Advertisement -spot_img
- Advertisement -spot_img

Последние новости